4
1

Восхождение на Эльбрус самостоятельно

Россия Россия
Восхождение на Эльбрус самостоятельно

Предисловие. Наше с Викой решение о самостоятельной (без гида или опытных товарищей) попытке восхождения на Эльбрус родилось и оформилось за 1 месяц до выезда. Вернее об обширной поездке на Кавказ мы абстрактно думали еще с зимы, но до конкретных мыследействий дело все не никак не доходило. Если вы вдруг будете руководствоваться этим отчетом, планируйте мероприятие как минимум за 3 месяца, чтобы успеть купить/позаимствовать/арендовать все необходимое оборудование и одежду, которыми вы, как новички, вряд ли отягощены. Это же касается и времени, необходимого для прочтения и осмысления десятков обзоров и отчетов о предстоящем восхождении, так как вопросов у вас будет много, а спросить на улице можно будет не у каждого.


Должен отметить, что к моменту восхождения, весь наш опыт горных восхождений ограничивался летним пешим походом к Какракольским озерам в Горном Алтае, с перепадом высот 900–1700 м., и последующим подъемом «в лоб» на перевал Баготаш высотой 2100 м. Т.е. о специальных горных ботинках, кошках, ледорубах, ледобурах, гамашах, трекинговых телескопических палочках, веревках, обвязках, карабинах, жумарах и прочих штуках мы знали лишь понаслышке. Правда я, в отличие от Вики, имел достаточный опыт нахождения в горах на высотах до 4 км., катаясь на сноуборде, и представление о горной болезни.

Перевал Баготаш и Каракольские озера



    Ранее мы не писали отчетов о каких-либо путешествиях, и занялись этим, откисая после успешного восхождения на пляже в Грузии, для того, чтобы устранить некоторые выявленные неточности в данных относительно Эльбруса, и дать более подробную информацию о мелочах, о которых забывают опытные восходители, и которые могут быть полезны для новичков. Ну и, конечно, чтобы не забыть самим :) 07 сентября 2012 в 05:00, предварительно погрузив в машину все, что нам пригодится в течение 3-4 недель, мы начали путь из Томска к Эльбрусу, по пути заезжая в интересующие нас места. О пройденных совокупно 11,5 тыс. км. здесь рассказывать не будем – это тема отдельного отчета. Живописнейшая дорога от Баксана к Терсколу протяженностью 100 км. была сокрыта от нас темным пасмурным вечером. Тем лучше. Тем удивительнее и красивее был рассвет следующим утром и открывающийся вид из окна (кстати, снимая себе квартиру/номер в гостинице, обратите внимание на то, куда у вас выходят окна). А пока горы ущелья стеной возвышаются с обеих сторон от дороги и теряются в ночной темноте. Дорога хорошая, технически не сложная. Свет фар выхватывает поспевшие гроздья облепихи, растущей прямо вдоль дороги. 11.09.12 в 23:00 мы приезжаем в Терскол и заселяемся в 2х-комнатную квартиру в 9ти-этажке (350 руб./чел./сутки). Наличие газового отопления очень порадовало, т.к. в это время ночью на улице весьма прохладно, около 0°C.


День 1. Тренировка.


12 сентября 2012, 10:00. Регистрация в МЧС: нас посчитали, присвоили номер группы, дали регистрационную карту с памяткой поведения в горах и телефоном, попросив отметиться до истечения «контрольного срока». Визит в ПС ФСБ РФ принес неутешительный результат – ждать пропуск надо будет от 2х до 7ми дней (правильно это делается заранее, либо платно через любую турфирму, либо бесплатно через Нальчиковское ГУ ПС, оборудованное телефоном, факсом и интернетом). Это, кстати, необязательно – пропуск нужен только, если вы хотите попасть на озеро Донгузорун-Кёль или в ущелье Азау – и то, и другое необязательно для восхождения, и являются просто приятными дополнениями к акклиматизации. Случайное знакомство с офицерским чином, позволило нам избежать необходимости оформления пропусков на нахождение в пограничной зоне, а также дало нам возможность «в случае чего» совершить «звонок другу».


Проход в пограничную зону



 


Озеро Догузорун-Кёль



  Первый акклиматизационно-разминочный трекинг начался у подножия Чегета на высоте ~2 км. Тропа сразу круто берет вверх, петляя среди деревьев и попеременно открывая волнующие душу виды то на Донгузорун и ледник «Семерка», то на Эльбрус.


Донгузорун и ледник "Семерка", Накра



  Спустя полчаса подъема, когда вы уже начинаете чувствовать себя как минимум Хергиани или шерпой Тенцингом, по пути попадаются местные крестьяне, вышедшие на покос (ввиду отсутствия нормальных полей в ущелье, сено для скота заготавливается на склонах гор на высоте 2-3 км), после чего вы уже не корчите из себя очень альпинистов, здороваетесь, и, взяв в кулак свою тощую задницу, продолжаете пеший трекинг к озеру в приграничной зоне, а затем к верхней станции подъемника (высота 3км, перепад 1км). Наверху мы не успеваем задержаться, так как канатные дороги перестают работать, решаем в первый день поберечь свои травмированные колени и в 15:00 начинаем спуск вниз. Идем вдоль реки Баксан к дому, по пути собирая бруснику и чернику, которая уцелела от зорких очей местных бабуч. Брусника с медом идет на ура, но также на ура и выходит, если принимать ее с парным молочком.



  День 2. Тренировка. 


13 сентября 2012, 09:00. Идем к подъемнику в Чегете, который запустили только минут 40 спустя. Первыми он поднял группу пограничников, затем персонал кафешек, затем туристов и нас (цена подъема – 400 руб./чел.) В это время года, кстати, все работает абы как, без соблюдения графиков, много закрытых заведений, мало базарных баб. Поднимаемся пешком от верхней станции канатки по Чегетскому хребту до удобной точки (3320 м.), где можно посидеть и перекусить «с видом» на Эльбрус и вершины Главного кавказского хребта (ГКХ): Донгузорун, Накра, Малый и Большой Когутай, Ушба северная и южная, Шхельда… – заранее подсмотренные названия на фотопанорамах в сувенирных лавках дают ощущение сродства с горами и, наверное, навсегда останутся в памяти. Через некоторое время мы уже не одни, знакомимся и общаемся с отчаянной женщиной из Краснодара, обремененной неуемной энергией, годами и проблемами со здоровьем, которая готовится к восхождению в следующем году. Полчаса за разговором пролетели незаметно. Оказалось, что 32 года назад она совершила восхождение на Эльбрус.


Донгузорун, Накра, Большой и Малый Когутай



  Фотографируем, акклиматизируемся, разглядываем в бинокль положение дел на южном склоне Эльбруса – кто-то движется вверх вдоль скал Пастухова, кто-то вниз, вот три человека показались вверху «косой полки» и скребутся вниз, нет их четверо и они ползут вверх, процесс завораживает, и вы невольно начинаете строить догадки о том, что же именно там происходит. Заодно изучаем относительное расположение различных элементов склона (станции подъемников, «Бочки» и «Приют 11», скальные гряды Приютов, скалы Пастухова, косую полку, обе вершины. Да, на высоте более 3 км. не помешают хорошие темные очки. А на высоте 4+ км., там, где залегают снега, это уже не обсуждается, иначе вы можете остаться без глаз.


Эльбрус



  К обеду спускаемся в кафе на верхней станции подъемника, выпиваем там за день рождения одной из новых знакомых из Краснодара их глинтвейн и нашу кедровку, заедая все это конфеткой и вкуснейшими хычынами местного приготовления. Спускаемся на поляну Чегета и идем подбирать и брать в прокат кошки для Вики. В прокате «7 вершин» нас в два счета запугивают до смерти рассказами о том, как холодно и ветрено наверху, как застывает за ночь ведро с водой на «Бочках», как возвращаются люди с обморожениями, как не восходят люди с ботинками, такими как у нас и т.п. Конечно же, у них есть в прокате все необходимое, чтобы с нами этого не произошло. Дают нам распечатку с прогнозом погоды на 4 дня, вполне оптимистичным. Спасибо им на этом и за предостережения тоже. Мы берем себя в руки, отказываемся от обновления нашего снаряжения и идем в прокат «Cultur Multur». Флегматичный прокатчик впаривает нам кошки (тогда мы еще не знали, что поминать его незлым тихим словом мы будем все 4 дня), уверяя, что с шерстяным носком наши ботинки вполне сгодятся.


В прокате



  Переполненные чувствами различного характера, решая, что по погоде определимся наверху, и если чего-то будет не хватать, спустимся в прокат за день до восхождения, заруливаем домой, надеваем горные ботинки и выходим разнашивать обувь. Для новых ботинок это весьма критично, иначе вы рискуете поменять удовольствие восхождения на ощущения ниже среднего от натертых до крови мозолей. Еще лучше обувь разносить дома, в тренировочных походах. В 17:45, на ночь глядя (в 20:00 в это время года уже темно), мы решили прогуляться до водопада Девичьи Косы, сам водопад и дорога к нему прекрасно видны с Чегета. Путь наверх бодрым шагом занял у нас 1ч.35мин., спуск вниз уже в полной темноте – 1ч.10мин. Фотографии сделали в сумерках, искупаться постеснялись, набрали воды и поспешили домой.


По дороге к водопаду



 


Водопад Девичьи косы



  Кстати, во время акклиматизаций, связанных с длительными физическими нагрузками на большой высоте, организм расходует много влаги, поэтому не забывайте восполнять ее с удвоенной силой, благо ручьи, родники и минеральные источники имеют место быть. А у нас сегодня на ужин огромный арбуз.


 


День 3. Подъем к Приюту 11. 


14 сентября 2012, 07:30. Прошлым вечером нас сморил здоровый крепкий сон, поэтому собираться на Эльбрус пришлось утром. У нас было по 2 рюкзака, штурмовые 20 и 25 л., и экспедиционные 65 и 85 л. На восхождение было запланировано минимум 4 дня, поэтому еды мы прихватили с большим запасом, и совокупный вес моих рюкзаков составил ~35 кг., а у Вики – ~20 кг. Съели мы в итоге не более 1/4 от того, что приволокли наверх, так что планируйте свои гастрономические потребности благоразумно, «по погоде». Палаточное проживание на высоте 4 км. мы не рассматривали по ряду причин, остановив свой выбор на домике на Приюте 11. Никаких контактов у нас заранее не было, но мы были уверены, что в не сезон проблем с размещением у нас не возникнет. Так и вышло. Что может пригодиться на Приюте 11, будь то финский домик или бывшая котельная:


  1. Газовая плитка, кружка, тарелка, котелок, ложка, вилка, нож, соль, перец, масло – все это было в нашем домике, оставленное предыдущими восходителями, но мы взяли свое

  2. Спальник, термобелье, теплые носки – температура в домике ночью была +6°C

  3. Газовые болоны – мы использовали для создания комфортной температуры в своей комнате в домике, один китайский болон горел ~6 часов, чего хватало на 1 ночь, а готовили на местной газовой плите и местном газе

  4. Туалетные и гигиенические принадлежности – душа тут нет (мыться можно над ведром из термоса или в горном ручье, он работает при солнечной погоде примерно с 11 до 19), туалет на улице, как всегда «с видом».

  5. Аккумуляторы и батарейки – электричество на Приюте пока не изобрели, хотя некоторые домики могут быть оборудованы дизель/бензо-генераторами

  6. Сотовая связь МТС/Мегафон/… обнаружена в достаточных количествах на высотах вплоть до 5300 м.

  7. Медикаменты – каждому по потребностям, нам лично пригодилось: лейкопластырь, аскорбиновая кислота, спазмолитик и сосудорасширяющее (это использовалось исходя из собственных умозаключений, так что лучше «обратитесь за консультацией к специалистам»)

  8. Еда и питье – лично мы за гастротуризм, но кому-то подойдет и доширак многие писали, что на горе есть не хочется, не знаю, мне так не показалось, аппетит у меня был отменный каждый день, возможно, это результат хорошей акклиматизации воду с собой брать не надо, если вы не из тех, кто боится пить воду с ледника.

В общем, собрав рюкзаки, плотно позавтракав, договорившись с хозяйкой квартиры, что наши вещи полежат у нее, пока мы будем на горе (еще один плюс не сезона), а по возвращению еще раз у нее переночуем, вызываем через хозяйку такси (приезжает ее же родственник, 150 руб.) и отчаливаем в долину Азау. По пути берем у таксиста на всякий случай телефон его родственника, который заведует одной из «бочек». Пока я покупаю абонементы на канатку (700 руб./чел.), Вика знакомится с еще одним родственником таксиста, молодым парнем, который успевает за 5 минут слить ей кучу информации о восхождении, полезной и не очень, обильно сдобренной балкарским выговором и слабоцензурными выражениями. Получив напутствия типа «не рвите жопу» и пожелания удачи «все будет з%*#сь», садимся в гондолу и мчимся вверх. «Мчимся» – понятие относительное, три очереди («Азау» – «Старый кругозор» – «Мир» – «Гара-Баши») поднимают с 2200 м. до 3750 м. за 50-60 минут. Погода наверху пасмурная, температура около 0, идет легкий снег. Надеваем ветровки, хватаем рюкзаки (штурмовой спереди, экспедиционный сзади – так удобнее идти в гору, вес рюкзаков равномерно распределяется относительно центра тяжести тела), и направляем свои стопы вверх, через молоко (видимость метров 200-300), попутно выясняя, собственно, «как пройти в библиотеку». Интересно, что в ясную погоду, сидя на Чегете, у нас не возникало вопросов, как попасть к Приюту, но в полевых условиях при недостаточной видимости оказалось все иначе. Опрашиваемые настойчиво рекомендуют остаться на Бочках, пугая, что Приют 11 – это издевательство над организмом, а не акклиматизация. Чуть позже мы понимаем, что все это часть спектакля, основанного на коммерческом расчете местного «персонала».


По пути от Бочек к Приюту



  Сравнительные характеристики Приюта и Бочек (Гара-Баши):


  1. На Бочках чуть комфортнее (есть электричество), теплее, на 300 метров ниже (а значит и легче для тех, кто не может спокойно перенести высоту в 4 км.)

  2. На Бочках грязнее (снега почти нет), шумнее (ратраки, снегоходы, туристы, станция канатки), дороже (те, кто начинают штурм вершины с Бочек, по любому пользуются ратраком).

Подниматься по каменисто-слякотно-льдистой поверхности (мы пошли наверх вдоль скал, хотя можно было идти по следу ратрака) с рюкзаками в половину собственного веса от Бочек до Приюта, оказалось не так же легко и приятно, как по тропинке от Терскола к Водопадам налегке. Хорошо, что было пасмурно, иначе, под палящим солнцем, была бы тоска. Мы мысленно поблагодарили погоду, и с лицами «кто познал жизнь, тот не спешит», медленно поползли вверх, к нашему штурмовому лагерю.



  По следу ратрака нас уверенно обгоняла троица людей, идущих налегке. Как выяснилось позднее, это оказались ребята из Перми, которые неделю назад совершили успешное восхождение на вершину Казбека, 5034 м. (Грузия). Скальные гряды, на которых раскинулись жилплощади Приюта и штаб-квартира МЧС, вынырнули из облаков внезапно. Подъем к ним расстраивал наши вспотевшие организмы своей крутизной. Добравшись до стоящего на склоне ратрака, мы сбросили тяжелые рюкзаки и, разделившись, пошли разведывать обстановку. Народу оказалось немного, и мы поселились в одном из самых верхних домиков, в который, кстати, также заселились и Пермяки. Высота, по данным GPS и моих навигационных часов, составляла 4070 м., и никак не 4200, как часто указывается в отчетах.


Приют 11



  Пообтеревшись в домике, мы пошли знакомиться с единомышленниками в домик-столовую, где варили борщ четверо украинцев. Там уже сидели и Пермяки. Туда же чуть погодя подтянулась и три иностранца (2 еврея + полячка), поначалу они держались особнячком. Украинцы оказались спелеологами, профессиональными туристами, МЧС-овцами, активистами, комсомольцами и просто отличными ребятами. Пермяки были альпинистами, они собирались на восхождение уже сегодня ночью. Двое из них ранее были на Эльбрусе, акклиматизировались они на Казбеге, поэтому чувствовали себя вполне уверенно. За ужином и беседой время летело быстро. Пермь уже улеглась спать, а мы с Украиной засиделись допоздна. Дэн так живо рассказывал о спелеологии, что мы почти уже решили посвятить ей часть себя. Они поднялись на Приют за день до нас, причем сразу в день прибытия в Терскол, а сегодня ходили на акклиматизацию до скал Пастухова. Мы подивились их темпу акклиматизации, высказали свои соображения, они ответили, что ограничены во времени, поэтому будут брать вершину на 4й день, без дня отдыха. Мы выпили по наперстку бальзама, настоянного на таежных травах, рассказали о своей недавней вынужденной ночевке на вершине водопада Учар в Горном Алтае, они поведали нам немало историй из своей спелеологической жизни, обещали научить вязать узлы «двойным булинем» и вообще обращаться с веревкой. Мы хотели выйти на акклиматизацию ночью, часа в 3-4, чтобы максимально полно прочувствовать особенности предстоящего восхождения, однако украинский борщ размягчил наш боевой дух. Этой ночью Приют заметало снегом и освещало вспышками молний. По всей видимости, завтра не будет восхождений.


День 4. Акклиматизация. 


15 сентября 2012, 07:00. Солнце просочилось в нашу келью. Ночью Пермяки дважды проявляли активность, и мы, видя, что их комната пуста, бежим смотреть, что происходит на склоне. Смотрим во все глаза. Ясная погода, горизонт почти чист. К сожалению, бинокль мы оставили в Терсколе, поэтому о количестве и направлении движения немногочисленных людей на горе пришлось строить догадки. Позавтракав овсянкой, мы начали собираться на акклиматизационный выход к скалам Пастухова. Штурмовые рюкзаки загрузили по максимуму, чтобы дать себе хорошую нагрузку. Разбудив украинцев, и призвав их к активным действиям, около 10 утра мы в полном обмундировании, только в более легкой одежке, выходим на склон.


Приют 11, вид сверху



  Самочувствие и погода отличные, свежий снег. Мы выходим на чьи-то следы, берем неспешный темп, и двигаем вверх, решили идти до максимально возможной высоты (начинаем с 4070 м.) Следов было несколько, большинство уходило строго вверх, но один след шел налево, к ледникам под косой полкой, и терялся за перегибом склона. Мы забеспокоились. Поднявшись немного выше, видим, что одинокий след еще больше уклонился влево. Встречаем спускающегося с разминки Пятигорца, он говорит, что видел ночью один фонарик, рыскающий в районе ледника. Поднявшись до низа скал Пастухова (~4500 м.), видим, что «заблудшая овца вернулась в стадо». Выдыхаем. Нас догоняет горец в куртке RUSSIA и кошках с антиподлипами, от которых снег буквально отлетает. К этому времени мы уже вели ожесточенную борьбу со снежными каблуками – наши антиподлипы не выдерживали никакой критики. При теплой погоде свежий снег налипает с дикой скоростью, двигаться неудобно, соскальзываешь, на очистку уходят ценные время и силы, на рукоятке ледоруба, который я приспособил в качестве метлы, остаются глубокие отметины от ударов по кошкам. Этот же ледоруб я использовал вместо палок, я почему-то решил, что палочки – удел пожилых, лишний вес, и мне они не понадобятся. Взяв попробовать палочки у Вики, я был удивлен, насколько легче идти с ними. Чем еще они хороши, выяснилось в день восхождения. В районе скал Пастухова, около 13:30, встречаем Пермяков, первых спускающихся с восхождения. Они торопятся сегодня же в Терскол (подъемник Гара-Баши работает до 15:00). Поздравляем, допрашиваем. Они вышли в 02:30, когда стало понятно, что погода сменила гнев на милость. Легко одетые, в одинарных ботинках и х/б перчатках, на одном дыхании добежали до верхних скал, где их настиг ветер и мороз. Утеплились и вышли на косую полку. Там их начало «накрывать»: слабость, тошнота, головная боль. Ели через силу. Не брали с собой никакого снаряжения: ни систем, ни веревки, ни ледорубов, ни ледобуров, ничего. Шли налегке, дошли все. В 14:00 мы добрались до верха скал Пастухова (4700 м.) Другие отчеты говорят о 4800 м. – не верьте, это не правда. А там, где каждый шаг и метр на счету – это критично. К этому времени мы уже изрядно устали, за 4 часа со встречами мы набрали 630 метров. Подъем к скалам были крутыми, по ощущениям градусов 35-40. Налипающий снег выматывал. Вика говорит, что у нее болят глаза, у мне тоже, особенно если шевелить ими. Я говорю, что это из-за давления. Садимся отдыхать на камне, нагретом солнцем. Там нас уже поджидают Украинцы, прошедшие этот же участок за 2.5 часа. Мощные ребята. Один из них в футболке. Мы понимаем, что на дворе бабье лето и тоже оголяемся. Ребята чувствуют себя отлично, правда один из них (самый молодой), жалуется на сердечко. Они хотят выходить на восхождение завтра. Мы намазываем губы помадой от обветривания, лицо – кремом от загара, и в таком виде, наш «сентябрьский эльбрусский международный гей-парад», возобновляет свое торжественное шествие. Ах да, еще забыл про снежные каблуки :)


Самочувствие и погода отличные, свежий снег. Мы выходим на чьи-то следы, берем неспешный темп, и двигаем вверх, решили идти до максимально возможной высоты (начинаем с 4070 м.) Следов было несколько, большинство уходило строго вверх, но один след шел налево, к ледникам под косой полкой, и терялся за перегибом склона. Мы забеспокоились. Поднявшись немного выше, видим, что одинокий след еще больше уклонился влево. Встречаем спускающегося с разминки Пятигорца, он говорит, что видел ночью один фонарик, рыскающий в районе ледника. Поднявшись до низа скал Пастухова (~4500 м.), видим, что «заблудшая овца вернулась в стадо». Выдыхаем.


Нас догоняет горец в куртке RUSSIA и кошках с антиподлипами, от которых снег буквально отлетает. К этому времени мы уже вели ожесточенную борьбу со снежными каблуками – наши антиподлипы не выдерживали никакой критики. При теплой погоде свежий снег налипает с дикой скоростью, двигаться неудобно, соскальзываешь, на очистку уходят ценные время и силы, на рукоятке ледоруба, который я приспособил в качестве метлы, остаются глубокие отметины от ударов по кошкам. Этот же ледоруб я использовал вместо палок, я почему-то решил, что палочки – удел пожилых, лишний вес, и мне они не понадобятся. Взяв попробовать палочки у Вики, я был удивлен, насколько легче идти с ними. Чем еще они хороши, выяснилось в день восхождения.


В районе скал Пастухова, около 13:30, встречаем Пермяков, первых спускающихся с восхождения. Они торопятся сегодня же в Терскол (подъемник Гара-Баши работает до 15:00). Поздравляем, допрашиваем. Они вышли в 02:30, когда стало понятно, что погода сменила гнев на милость. Легко одетые, в одинарных ботинках и х/б перчатках, на одном дыхании добежали до верхних скал, где их настиг ветер и мороз. Утеплились и вышли на косую полку. Там их начало «накрывать»: слабость, тошнота, головная боль. Ели через силу. Не брали с собой никакого снаряжения: ни систем, ни веревки, ни ледорубов, ни ледобуров, ничего. Шли налегке, дошли все.


В 14:00 мы добрались до верха скал Пастухова (4700 м.) Другие отчеты говорят о 4800 м. – не верьте, это не правда. А там, где каждый шаг и метр на счету – это критично. К этому времени мы уже изрядно устали, за 4 часа со встречами мы набрали 630 метров. Подъем к скалам были крутыми, по ощущениям градусов 35-40. Налипающий снег выматывал. Вика говорит, что у нее болят глаза, у мне тоже, особенно если шевелить ими. Я говорю, что это из-за давления. Садимся отдыхать на камне, нагретом солнцем. Там нас уже поджидают Украинцы, прошедшие этот же участок за 2.5 часа. Мощные ребята. Один из них в футболке. Мы понимаем, что на дворе бабье лето и тоже оголяемся. Ребята чувствуют себя отлично, правда один из них (самый молодой), жалуется на сердечко. Они хотят выходить на восхождение завтра. Мы намазываем губы помадой от обветривания, лицо – кремом от загара, и в таком виде, наш «сентябрьский эльбрусский международный гей-парад», возобновляет свое торжественное шествие. Ах да, еще забыл про снежные каблуки :)


Ушба



 


Украинцы отрываются, Вика не хочет идти дальше, к боли в глазах добавляются натертые мозоли в новых ботинках. Совет: перед восхождением серьезно отнеситесь к подбору и разнашиванию новой/прокатной обуви, потратьте на это не один день, если возможно, походите в ней с нагрузкой у себя дома, по крутым склонам, под разными углами. Идеальный вариант, если вы берете в горы уже проверенную обувь. И восхождение на Килиманджаро отлично подойдёт для такой проверки. В прокат, как мы с Викой рассуждали позднее, можно без особых опасений брать все, кроме ботинок.


Тем временем, я пытаюсь настроить свою спутницу, вспоминаю Суворовское: «тяжело в ученье, легко в бою». Но она не хочет настраиваться. Я говорю, что пойду выше, сколько смогу, и предлагаю обождать меня здесь, на теплом камне, в компании украинца, который тоже решил воздержаться от дальнейшего подъема. Мы планировали акклиматизироваться до предела, до своего предела. Понимаем, что потолок акклиматизации 4700 м. – явно не достаточно для гарантированно успешного восхождения, т.к. восхождение от Приюта – это 1600 метров набора высоты, из которых половина не освоена ранее. Если акклиматизироваться лишь до скал Пастухова, то после 5км могут начаться серьезные проблемы. Через 2 вешки поворачиваюсь и смотрю назад, вниз: украинец сидит, Вика идет… но идет как-то странно, задом наперед. Говорит, что так легче, не беспокоят натертые на пятках мозоли, а еще и красивее: поднимаешься и смотришь на Главный Кавказский Хребет. Горжусь, и мы продолжаем подъем. Украинцы уже поднялись на 5-7 вешек (примерно на 4760 м.) и присели отдохнуть. Вниз спускается одиночный восходитель лет 60, оказалось, что это как раз тот член кучерявого сообщества, гляциолог и любитель трещин. Говорит, что вверху спускается еще одна группа, увешенная, как новогодняя елка, всевозможными фенечками и приспособами. Считает, что это лишний вес, т.к. неопытный человек все равно не успеет отреагировать в критической ситуации и правильно воспользоваться, например, ледорубом. Желаем друг другу удачи. Украинцы шустро спускаются, им сегодня еще нужно успеть отдохнуть. Мы поднялись до 4800 м. Глаза болят сильнее, Вика уже идет, не открывая их – ей так легче. У меня состояние без изменений. На гору село облако, идем в молоке. Каждый шаг дается с трудом, начинает болеть голова, но мы должны дойти до начала косой полки (5000 м.) и потусить там, сколько позволит время. От скал до косой полки тропа идет строго вверх, уклон крутой, но терпимый. Время около 16:30, спускаются последние восходители (их сегодня было всего 3 группы или 7 человек), 2 девушки с другом или гидом – не понятно, спускаются поздно и очень медленно, видимо совсем без сил, однако радостные. Все ругают косую полку и седловину – там особенно тяжело. Но обнадеживают, говорят, что все у нас получится.


На 5000 м. мы поднялись только к 17:45. Стоим и лежим возле начала косой полки, осматриваемся. Косая полка имеет вполне ощутимые уклон и протяженность, теряясь из виду где-то высоко в дали, на ней слой свежего снега, следов не видно, видимо их быстро переметает.



 


Скалы Пастухова давно пропали из виду в облаке.



 


Изучаю скальные выходы под восточной вершиной, прямо над нами, вспоминаю рекомендации по спуску с седловины на случай недостаточной видимости, когда невозможно найти косую полку (траверс восточной вершины не теряя высоты до этих скал, от них – строго вниз, к скалам Пастухова). Слева и справа – ледники, трещины. Изучаю тщательно, несмотря на то, что для себя решили идти на восхождение только при хорошей погоде, а при признаках скорой непогоды – сразу вниз. Лучше подождать день-другой, чем дергать судьбу за подвески.


Перекусываем и начинаем спуск вниз, солнце уже склоняется к закату. Вике становится хуже, высоту сбрасываем, а глазам все больнее «как с песком или стеклянной пылью», она их уже совсем не открывает. Тут до меня доходит, что дело не в давлении, т.к. у меня симптомы совсем другие, а в светофильтре ее маски. У меня фильтр очень темный, рассчитанный на яркое солнце, а у нее – светлый, я без труда вижу под маской лицо. Ожог, а к этому мы не были готовы. Дальнейший спуск Вика идет на жесткой сцепке со мной, держась за ледоруб для опоры и ориентирования. К своему домику мы добрались к 20:00.



 


Так же, не открывая глаз, Вика разделась, поела, попила то, что я наспех приготовил, и легла спать. Никто вокруг не знает, что делать, никаких лекарств ни у кого нет. Как мы пойдем на восхождение, неужели все старания – понапрасну? Такими нелегкими мыслями и неутешительными результатами закончился 4й день.


День 5. Отдых.


16 сентября 2012, 07:30. Утро принесло неожиданное облегчение. Вика во всю рассекает по домику в темных очках. На солнце смотреть пока не может, но болевых ощущений уже нет. Я смотрю на гору, там серьезная туса, похоже в эту ночь вышли все, кроме нас. Гида мы не планировали еще в Томске, но на компанию рассчитывали очень, и вот нам, судя по всему, предстоит одиночное восхождение. Ощущение от осознания этого – ниже среднего, хотя, конечно, присутствует некоторая героичность момента.


На этот день у нас был запланирован отдых. Не скажу, чтобы мы как-то сильно устали, скорее это был день дополнительной акклиматизации, моральной подготовки и сборов. Некоторые рекомендуют в этот день совершать радиальные выходы или легкую пробежку до скал Пастухова. Мы решили от всего этого воздержаться. Целый день мы ели, ели часто и много, пили молоко с медом, чай с шиповником и абисибом, играли с хозяином нашего домика, Рашидом, в нарды, сушили обувь и одежду на ярком солнце, делали гимнастику, мылись в ручье, загорали, в общем, морально крепчали. Рашид, как выяснилось, с 6ти лет катается на лыжебордах, поэтому у нас нашлась масса тем для обсуждения, и день пролетел незаметно. Кстати, в отчетах встречали информацию, типа «на такой высоте обувь не сохнет, поэтому…» Сообщаем: в сентябре все прекрасно сохнет на прямых солнечных лучах, только обувь нужно периодически выравнивать по солнцу.


К Приюту поднялась группа из 4х студентов, которые уже неделю гуляли по окрестностям, и вот в последний день решили подняться на Эльбрус. Рашид сходил в МЧС, мы попросили передать наши данные для регистрации. По возвращению он сказал, что погода на завтра должна быть и, возможно, будет восходить группа гостей МЧС, с ратраком до скал Пастухова, и нас будут иметь ввиду. Мы приободрились – хоть какие-то люди на горе.


С 15:00 начали спускаться первые восходители. Людей в этот день было много, всех не упомнишь. Там были и опытные гиды и одиночки, и группы иностранцев и соотечественников, и наши украинцы. Только двое, Дэн и Сергей. Ну, один из их группы вообще не стал подниматься, не позволило состояние здоровья, а где еще один? Отвечают только после того, как Вика дала им напиться воды (их запасы кончились рано, и они реально страдали от жажды). Вкратце сообщают, что дошел один Серега, а Дэна накрыло на седловине, где он уснул и пролежал до тех пор, пока его не «прихватил» спускающийся товарищ. Еще один, Стас, в момент их спуска находился на пути к вершине, но они продолжили спуск, оставив его на попечение иных восходителей (благо народу было достаточно, и погода не предвещала никаких проблем). На Дэна страшно смотреть, похоже он уснул прямо на солнце, теперь лицо его, обгоревшее до предела, напоминало черную маску. Оба еле держатся на ногах, просят не беспокоить их сейчас вопросами и заваливаются спать. Мы садимся пить чай в домике-кухне с Сергеем, не восходившим украинцем, оживленно обсуждая их результаты. Они вышли на восхождение в районе 3:00, до скал Пастухова добрались на ратраке (договорились за 1200 руб./чел.) На косой полке им пришлось очень туго, а после седловины, на предвершинный взлет уже вышел только один.


Чуть погодя, на кухню заходит знакомая нам группа евреев и полячки. Выглядят уставшими, но способными приготовить себе перекусить. Они вышли в 3:15, без ратрака, но с гидом. На косой полке догнали украинцев. Сказали, что из симптомов горной болезни их мучала только нехватка кислорода и отдышка. Сильные ребята, ну да неудивительно, например полячка приехала на Эльбрус одна, из Грузии, на велосипеде! Поздравляем их с победой, и они уходят спать.


Между делом мы подыскиваем себе на кухне то, что поможет нам завтра сберечь колени на спуске и спуститься от косой полки до середины скал Пастухова на пятой точке. Находим! Нашими санками-ледянками выступили мешки для муки, связанные по краям так, что стали походить на большие подгузники. Мы счастливы: мешки ничего не весят и занимают минимум места в рюкзаке, при этом синтетические нити достаточно скользкие и плотные, что обеспечивает хорошую скорость и защищает одежду от истирания на снежно-ледовом склоне. Этот способ спуска мы подсмотрели вчера, на акклиматизации, но усовершенствовали его нашим ноу-хау – мешками-подгузниками.


Примерно к 17:30 просыпаются и подтягиваются Дэн и Серега. Уже спустились все, а Стаса все нет. Последние восхожденцы ничего толком сказать не могут. К этому же времени на гору село облако, лишь изредка показывающее участки склона. Один из таких просветов показал фигуру в районе между грядой Приюта и скалами Пастухова. Человек спускался очень медленно, если спускался вообще. В один из моментов солнце осветило его, и мы увидели красный цвет куртки, это был Стас. От Приюта его отделяли всего 300 метров высоты, но, похоже, они ему уже были не по силам. Дэн тут же отправляется на помощь к товарищу. А мы идем в свой домик собираться. Не выходит. Постоянно заходят люди, в основном, сегодняшние восхожденцы, делятся впечатлениями, напутствуют нас, кто-то просится зарядить сотовый (в нашем домике был дизель-генератор, который заводили на 2 часа в сутки). Мы готовим себе легкий ужин на основе пакетированных супов. Собираем подарки украинцам, и я иду к ним попрощаться. Они все уже на кухне. Стас сидит за столом, но не реагирует на внешние раздражители. Земляки говорят, что он, несмотря на дикую горняшку, все-таки дошел до вершины, но далась она ему большой ценой. Уже находясь в Приюте, на теплой кухне, он не может ни есть, ни пить, ни даже отвечать на вопросы. Каково ему было – остается предполагать. Обмениваемся с украинцами подарками и напутствиями, и они уходят к МЧСникам, а я к себе.


Оставшуюся часть вечера мы посвятили подготовке к завтрашнему восхождению, все должно быть подготовлено и разложено так, чтобы утренние сборы заняли минимальное время:


  1. Одежда и обувь (расчет был на -15°C с хорошим ветером):
    1. Голова: легкая балаклава + шапочка, солнцезащитная маска

    2. Тело: легкая термо-рубашка + флисовка + пуховка + ветро- и влагозащитная куртка (либо куртка либо пуховка должны закрывать нижнюю часть лица)

    3. Руки: х/б перчатки + пуховые варежки поверх них

    4. Ноги: легкие термо-штаны + флисовые штаны + ветро- и влагозащитные штаны

    5. Стопы: у меня – трекинговые высокие термо-носки + двуслойные ботинки Salomon Khumbu Pro, у Вики – трекинговые высокие термо-носки + махровые носки + однослойные ботинки Lowa Mountain Expert GTX


  2. Оборудование на себе: фонарик, телескопические палочки, кошки.

  3. Рюкзак (20-25 литров):
    1. Ледовое оборудование: ледоруб, ледобур, пара карабинов (только для организации страховки себя или рюкзака на крутом склоне веревку и системы мы не стали брать, т.к. льда на склоне не было, а в непогоду мы решили не идти ни при каких обстоятельствах)

    2. Еда-вода: Легкий чай с медом и шиповником в термосе 0.5-0.75л и вода в бутылке 1.25-1.5л в шерстяных носках у каждого пара шоколадно-фруктовых батончиков, одно яблоко.

    3. Разное: личные документы, таблетка от головы, лейкопластырь, губная помада, солнцезащитный крем, изолента, сухое горючее, нож, сотовый, GPS-навигатор.


Вот, пожалуй, и все. Ос

Комментарии: 4

Ирина 24 Ноября 2014 в 01:59
Спасибо за статью.Я как будто вернулась на 20 лет назад,когда мы с мужем ездили в те места.Зрелище действительно завораживающее.Мы наблюдали за Эльбрусом со стороны Чегета.На наших глазах даже прошла небольшая лавина.Ну а уже покорение самой вершины-наверное неописуемый восторг.
Комментировать
harisha 25 Ноября 2014 в 06:07
Прочитав нашу статью,я будто побывала с вами на Эльбрусе. Не разу не была в горах и даже не имела представлении как они выглядят,что это настолько интересно и красиво!
Комментировать
Наталья 29 Ноября 2014 в 12:26
Спасибо вам за такую подробную статью и красивые фотографии. Эльбрус прекрасен, конечно, но я бы не решилась туда подняться. Уважаю людей, которые готовы на многое ради этого восхождения.
Комментировать
11 Августа 2016 в 11:25
Смотрел недавно фильм "Эверест". После него читать такую статью о самостоятельном штурме высоких гор - это нечто)
Комментировать

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика