2
1

Мотопутешествие в Норвегию

Норвегия Норвегия
Мотопутешествие в Норвегию

Да, мы знали, что в конце августа за Полярным кругом хорошей погоды не жди. Но «конь» навьючен, панцирь застегнут, забрало опущено… В скандинавском эпосе герой, зная свою судьбу, идет ей наперекор. Иначе, какой он тогда, к Фенрировой матери, герой?.. Наша цель – мыс Нордкап, самая северная точка Европы, откуда в редкий ясный день видны полярные льды. И пусть Боги севера будут к нам благосклонны!..


000_moto_0311_092



«День хвали вечером,


Жен — на костре,


Меч — после битвы,


Дев — после свадьбы,


Лед — если выдержит,


Пиво — коль выпито.»


(курсивом здесь и далее — фрагменты скандинавского эпоса «Старшая Эдда» и карело-финского «Калевала»)


В скандинавском эпосе герой, зная свою судьбу, идет ей наперекор. Иначе, какой он тогда, к Фенрировой матери, герой?.. Наша цель — мыс Нордкап, самая северная точка Европы, откуда в редкий ясный день видны полярные льды. И пусть Боги севера будут к нам благосклонны!..


Большинство отчетов о мотопутешествиях начинаются словами «хотели выехать пораньше, а получилось как всегда». Традиции не умирают! Встав в 6 утра, мы выехали в 11. На сей раз причина — в смене мотоцикла (когда привыкаешь к определенному алгоритму укладки багажа, сложно перестраиваться). Наш Слейпнир — тестовый BMW R1200RT (Слейпнир — в германо-скандинавской мифологии восьминогий конь Одина, порождение Локи). Главный плюс — новый, главный минус — без заднего кофра. Этот минус коснулся главным образом жены, привыкшей к шикарному голдвинговскому креслу («А как я буду спать?!..»). К тому же пришлось отказаться от «самых необходимых» в дороге вещей, типа летнего сарафана, шлепок и огромного баллона лака для волос («Милая, ты перепутала! Мы не на юг, а на север»). После тихой, но ожесточенной борьбы действительно необходимое, наконец, навьючено. В дорогу!


Описывать «прелести» трассы Москва — Питер смысла не имеет: более изъезжена, пожалуй, только минская. Не самая плохая, конечно, но такая выматывающая!.. И сколько раз я зарекался, что сюда ни колесом. Но, как говорится, «другой альтернативы нет». И расположившись на ночлег у питерских «Анархистов», я в очередной раз дал обет: «Да гори она огнем! В следующий раз пусть кренделем, но через Прибалтику».


«Молод я был,


странствовал много


и сбился с пути;


счел себя богачом,


спутника встретив, —


друг — радость друга.»


Утро встретило нас солнышком и прибавлением в команде. Аня вырвала из цепких лап смерти мышонка, предназначавшегося на корм большущей ядовитой жабе, живущей в террариуме клабхауса. «Он поедет с нами!» — безапелляционно заявила она. Пришлось развести руками (Олег и жаба — простите!). Мыш был посажен в пластиковую бутылку, накормлен куском бутерброда (моего!) и засунут за пазуху. Сегодняшняя цель — Кемь, городок на берегу Белого моря рядом с Соловецкими островами. Обогнув Ладожское озеро, въезжаем в Карелию. Цивилизация в привычном для городского жителя понимании заканчивается. Деревья становятся тоньше и ниже, небо голубее и выше, из-под земли вылезают огромные темные камни. Машин все меньше, населенных пунктов тоже. Серая лента асфальта вьется сквозь вековые леса, порой уступающие место синей глади озер. Выключаю магнитолу, теперь внутри поет только Песнь земли — Калевала.


«Гонит сильно по дороге,


Проезжает путь поспешно


На коне, что на солому


Иль горох походит мастью.


Полем Вяйнёлы несется,


По полянам Калевалы,


На коне он быстро скачет


От родной земли все дальше…»


На заправке в районе Медвежьегорска мы встретили Валеру «Жака» из Пскова, сдающего норматив ЖЖ. Все-таки тесен мир! И какой пикантности придают блюду жизни такие «специи», как встреча старого приятеля в карельской глуши. Город Кемь (что означает «Большая река») стоит на одноименной реке, впадающей в Белое море. Мотосообщество Кеми состоит из четырех человек. Половина его — Юра «Джес» и Эдик — встречала нас на въезде в город.


Обычно появление байкеров в небольших городках вызывает ажиотаж, подобный пришествию инопланетян. Но люди Севера — особые люди. Им присуща какая-то сосредоточенность, деловитость. Город нас не заметил (или сделал вид). Даже алкаши возле магазина деловито и сосредоточенно разливали водку, не обращая внимания на пару огромных блестящих мотоциклов.


На постой Эдик определил нас в деревушке Гайжево на окраине Кеми в маленький домик, построенный, как сказал бы Остап Бендер, «до эпохи исторического материализма». Интерьер домика соответствовал — сплошной раритет. Оказалось, это ветхое здание повидало несметное множество мотопутешественников со всей России и зарубежья. Я думаю, благодаря двум факторам, не считая, конечно, гостеприимства парней. Первый — географический: дорога через Кольский полуостров одна, а Кемь находится почти посередине между Питером и Мурманском. Второй — исторический и духовный: Соловецкие острова. «На острова поедете?» — спросил Эдик. «Нет, — ответил я, подумав. — В другой раз». Быть в паре часов хода на плавсредстве и не заехать? Глупость?.. Да нет. Во-первых, у нас жесткий график, связанный с визами, а Соловкам нужно посвятить не менее трех дней. Но не это главное. Соловецкий архипелаг — особое место. Я вспомнил слова «Жака»: «Отправляясь на Соловки, помни, что это место духовных исканий и великих страданий. Они хранят следы того и другого. Посещение этого места в праздности и равнодушии не совсем уместно. К нему надо готовиться».


Утром, перед отъездом, мы выехали на каменистый берег Белого моря, в том месте, где снимался фильм «Остров». У самой воды деревянная церквушка. Я спустился к воде, умыл лицо холодной водой. «Господи! — сказал я, глядя на темные кресты на куполах. — Я приду к Тебе, когда буду готов». А сейчас нас ждут древние Боги Севера! Боксер глухо заурчал, и колеса понесли нас дальше. Серая лента шоссе убегала на север.


...Около 300 км после Кеми сплошные заплатки, но подвеска RT отработала отлично. В остальном дорога от Питера до Мурманска — на добрую «четверку». Местность постепенно менялась. Деревья становились все ниже и реже, валуны превратились в скальные образования, «украшенные» надписями современных неандертальцев, а ближе к Мурманску начались сопки. Красота северной природы описанию не поддается, и даже фотографии неспособны ее передать. Ее надо видеть, ею дышать, ее надо впитывать порами кожи, сердцем, душой. Вы сталкиваетесь с чем-то строгим, величественным, вечным. Ее нельзя осмыслить, ей можно только преклоняться.


«Мой поклон вам, горы, выси,


Вам, леса прекрасных елей,


Вам, осиновые рощи,


Также тем, кто к вам приветлив!


Пропустите, лес, пустыня;


Тапио, будь благосклонен,


Пропусти на горы мужа,


Дай пройти мне по болотам…»


Отдавшись ощущениям и понадеявшись на 27-литровый бак RT, расслабился. А Север этого не любит! В итоге чуть не «обсох». Но старые саамские Боги были благосклонны, послав нам на пустынной дороге… гаишников. Те деловито ковырялись под капотом остановленной ими (на свою голову) машины с бабушкой за рулем. Машина отказалась снова заводиться! Но нам помогли, отлили из канистры бензина. Вскоре Боги дали нам возможность отплатить добром за добро. На обочине увидели изрядно груженую пожилую Хонду NV-750. Парень из городка Апатиты возвращался из поездки по югам, и вот в каких-то 100 км от дома сдох аккумулятор. Он садится на мотоцикл, мы толкаем, колесо юзит, не проворачивается… Я говорю: «Дай-ка, ща сделаю». В его глазах скепсис: «Что может человек на новеньком BMW? Дай Бог, чтоб знал, как ключ держать». Ха! Мы еще и не на таком ездили! Для новичков старая ураловская схема: включаешь вторую скорость, выжимаешь сцепление, бежишь рядом (вне зависимости от количества толкающих) и в момент отпуска сцепления прыгаешь всем весом на сидение. И только так! Старичок NV затарахтел. Дальше ехали вместе. На Полярном круге перекусили. Решил попробовать экзотики — суп с олениной. Если этот «олень» еще утром не гавкал, то ничего особо примечательного (кроме цены, конечно).


Не доезжая Мончегорска, увидали горный массив Мончетундра, в результате выбросов комбината «Североникель» превращенный в техногенную пустошь. Огромная площадь сопок занята обожженными скалами и остовами деревьев. Пейзаж футуристичный и страшный…


А вот наконец и самый большой в мире город за Полярным кругом. Мурманск, один из крупнейших незамерзающих портов России, расположился на побережье Кольского залива Баренцева моря («Незамерзающий» залив на самом деле неоднократно замерзал). Город со средней годовой температурой +0,3°С — не самое благоприятное место для мотоциклистов. Тем не менее, здесь проводится мотофестиваль Arctic Riders, на который мы попали волею судеб. Пришлось задержаться на денек. «Вам безумно повезло с погодой, — объяснил приютивший нас Алексей „Бумер“. — Солнце и +24°С большая редкость для здешних мест». На слете людей много, но на 90% это местные жители, пришедшие поглазеть на мотоциклистов, ютящихся в VIP-зоне (небольшой огороженной сеткой площадке). Странно было ощущать себя неведомой зверушкой в вольере, за решеткой которого любопытная толпа пожирает тебя глазами, обсуждает, фотографирует. Аня предложила повесить плакат: «Байкеров с рук не кормить!»


 

Но время не ждет, пора в путь. Север решил напомнить о себе — в день выезда +15°С и дождь. Сразу за Мурманском заканчиваются и люди, и машины. Пустынная дорога вьется меж сопок со скудной растительностью. (Аня: «Я не знала, что березка — это куст!») О цивилизации напоминают лишь редкие военные части и памятники. Великие битвы Второй мировой затмили историю обороны Заполярья, но неспроста Мурманск носит титул города-героя, ведь по количеству упавших на него бомб он на втором месте после Сталинграда. И здесь на протяжении почти четырех лет наши парни тысячами врастали в промерзшую землю. Единственный населенный пункт — поселок Заполярный, заложенный на месте медно-никелевого месторождения. Ждановский горно-обогатительный комбинат огромной черной неживой массой раскинулся у подножия сопки, по склону которой мы едем, а дым его огромных труб заволок небо. Ощущение ядерной ночи. Постапокалипсис сегодня… Чувствую, что начинаю задыхаться, прибавляю газу. Не представляю, как тут живут люди! Оставшиеся 60 км до границы едем молча, свежий ветер медленно рассеивает гнет впечатлений.


«День он едет и другой день,


Наконец уже на третий


Он подъехал к переправе


Калевалы на границу,


На рубеж поляны Осмо.»


На границе нагоняем группу норвегов на «Харлеях», возвращающуюся с фестиваля. Немного пообщались. «На Нордкап и без перчаток?..» — сокрушенно покачивали они головами. Я бодро улыбался, понимая, что лопух — расслабился после московских «плюс 30 в тени». Забегая вперед, скажу, что неоднократно мысленно благодарил баварских производителей за подогрев ручек и сидения, и за жилетку с электроподогревом для жены.


001_moto_0311_092

002_moto_0311_092

003_moto_0311_092

004_moto_0311_092

005_moto_0311_092

006_moto_0311_092

007_moto_0311_092

008_moto_0311_092

009_moto_0311_092

010_moto_0311_092

011_moto_0311_092

012_moto_0311_092

013_moto_0311_092

014_moto_0311_092

015_moto_0311_092

016_moto_0311_092

017_moto_0311_092

018_moto_0311_092

019_moto_0311_092

020_moto_0311_092

021_moto_0311_092

022_moto_0311_092

Границу прошли быстро — промокшие мотоциклисты подозрений не внушили. Здравствуй, Норвегия, страна скал и фьордов, страна викингов и троллей! Мы снова встретились! А где-то в душе норна Урд (норны — в германо-скандинавской мифологии три волшебницы: Урд, Верд и Скульд, наделенные даром определять судьбы мира) уже нашептывает слова Высокого:


«Путь неблизок


К другу плохому,


Хоть двор его рядом;


А к доброму другу


Дорога пряма,


Хоть далек его двор.»


Знаю, не так уж прямы твои дороги. Знаю, не дашь нам расслабиться. Но я рад этой встрече. По воле грозных скандинавских Богов, сменивших саамских, и природа менялась кардинально. Озера и сопки уступали место скалистым побережьям морских фьордов. Неприветливый и величественный край! Редкие поселки словно вымерли: ни мотелей, ни заправок. Положившись на удачу, забираем все дальше на север. Хвала большому баку нашего Слейпнира! Обогнув огромный, как море, Варангер-фьорд, въехали в городок Мескельв и уперлись в заправку. Но норвежских крон у нас нет. Оказалось, во многих местах Норвегии евро имеет хождение наряду с национальной валютой. Кстати, сдачу дают кронами, и такой вид «обмена» намного выгодней, чем в банке. Недалеко от города прямо на побережье фьорда нашли мотель. Хозяйка обрадовалась — гости да в несезон! В итоге, за 70 евро получили в распоряжение целый дом, со всеми благами вплоть до интернета. Не успели распаковаться, как стемнело. Погода совсем разошлась, штормовой ветер гнал по фьорду волны, дождь хлестал по окнам. Как же приятно сидеть при свечах, укутавшись в пледы, и поглощать горячий ужин со стаканчиком Jack Daniels!


«Дорог огонь


Тому, кто с дороги,


Чьи застыли колени;


В еде и одежде


Нуждается странник


В горных краях.»


Подошел к окну. В сумерках к дому неспешно направляется черная кошка. И вдруг откуда-то спускается здоровущая сова и садится рядом с ней на тропинку. Пока на секунду отвернулся, чтобы позвать жену, видение исчезло — ни кошки, ни совы… Мистика какая-то!


Утром выехали пораньше. Сегодня предстоит бросок на сам Нордкап, скалистый мыс на острове Магерёйя, стык Норвежского и Баренцева морей (по сути Атлантического и Северного Ледовитого океанов). Прогноз не радовал: там +3°С, дождь, ветер 15 м в секунду (если бы еще я был знаком со шкалой Бофорта!). Но тут +15°С, дорога подсохла, порой выглядывает солнышко. Поэтому выбираем дорогу посевернее, посложнее, подольше… и поинтереснее. Едем как завороженные, красота вокруг неописуемая. В горах чудится, что за камнями притаился тролль, а на берегу фьорда ожидаешь увидеть на горизонте полосатый парус драккара. Шлемы с интеркомом, а в наушниках тишина — а что тут скажешь? И вдруг Аня запела:


«Ветер севера, спой мне о доме моем, что посмела забыть,


В небо серое мы на рассвете уйдем до чертогов судьбы…»


А ветер уже давал о себе знать, порой рывками сдвигая мотоцикл на встречную полосу. Через городок Лаксэльв выходим на финишную прямую четко на север вдоль Восточного побережья огромного Порсангер-фьорда. До Нордкапа 200 км. И вдруг в динамиках шлема ультразвук: «А-а-а! Олени!..» Я думал, ежика рожу. Уж больно эмоциональная у меня женушка. Возле дороги щипали травку несколько северных оленей. Дальше они попадались все чаще и даже начали раздражать — непуганые твари просто не обращают внимания на транспорт. Вскоре привык, но перед слепым поворотом притормаживал, дабы не влететь в мирно пасущееся посреди дороги стадо. За 150 км до цели погода начала портиться, температура упала, заморосил дождик. Как только выныривали из-за скалы, порывы шквального ветра начинали швырять мотоцикл из стороны в сторону. Все подогревы включены, все вещи надеты. Ветер усиливается, но мы рвемся к цели. Мокрый и темный тоннель под проливом, ведущий на остров, показался чуть ли не раем. На выезде, я понял, что это было только начало… Видимо, именно здесь кончается мир людей Мидгард и начинается Ётунхейм, страна великанов. «Светило альвов» исчезло за быстро несущимися черными тучами. Голые скалы подобны гигантским камням, хаотично наваленным посреди моря, а серая полоска дороги, вьющаяся по их склонам, неприкрыта ничем, кроме жухлой травы. Развилка дороги, заправочная станция и знак «Nordkapp 25km ». Точка невозврата. Моим внутренним голосом сомнения прозвучал в наушниках Анин шепот: «Может, развернемся?..» Вот он, момент истины. Проехать почти 3000 км, чтоб за 25 до цели развернуться?.. Я знал, что впереди будет кошмар, но и знал, что, развернувшись, никогда себе этого не прощу.


«Глупый надеется


смерти не встретить,


коль битв избегает;


но старость настанет —


никто от нее


не сыщет защиты.»


Я выключил интерком, рывком опустил забрало и дал газ… Это была не грань, это было уже за гранью. Тут не работало ничего, ни класс и опыт, ни качество мотоцикла. С нами, как кошка с мухой, играли такие силы, осознать которые мы просто неспособны. Шквальные порывы ветра метали мотоцикл, как щепку. Дождь заливал визор. Вцепившись в руль, я пытался удержаться на мокрой дороге, стараясь не думать ни о чем, в первую очередь об обратной дороге. Нужно было просто удержаться. Просто доехать… Сколько это продолжалось — не знаю. Казалось, целую вечность. Но вдруг на вершине скалы я увидел здание. «Слава Богам!» Остановились у шлагбаума, оплата въезда. Да за такое приплачивать надо! Я смачно выругался, а кассир сочувственно улыбался. В последнем порыве мы взлетели наверх, на стоянку и… Я стоял, упершись в землю ногами и вцепившись в руль, понимая, что сейчас меня перевернет вместе с мотоциклом. Сквозь ветер кричу Ане: «Слезай скорее! Откинь подножку!» Она слезла, и ее чуть не унесло. Каким-то чудом мне удалось немного развернуть мотоцикл по ветру и, рывком преодолев стоянку, остановиться под прикрытием сувенирной лавки. Потом, отогревшись в туркомплексе, вышли на сам мыс, с которого видны тягучие волны, за которыми только льды. Край земли. Царство морского великана Эгира. Где-то здесь покоится мировой змей Ёрмунганд — граница мира и край вселенной. Где-то здесь пустило корни мировое древо — ясень Иггдрасиль, ветви которого раскинуты над миром и кладут ему предел в пространстве. Мы достигли цели…


Дорога обратно оказалась проще и физически (ветер поддувал в корму), и морально (мы едем обратно, к теплу). Отмахав 100 км уже по темноте, остановились в первом работающем мотеле. Лишь лежа в кровати и рассматривая обмороженную кожу на внешней стороне рук, я осознал, что так страшно мне не было никогда. «Я тебя ненавижу! — тихо сказала Аня. — Ты чуть не убил нас обоих!..» А я подумал, что если бы знал, что так будет, то оставил бы дорогого мне человека в отеле… Или дома… А может, байкерам вообще не стоит жениться? Ведь когда снова придется выбирать, я сделаю то же самое.


«Гибнут стада,


Родня умирает,


И смертен ты сам;


Но смерти не ведает


Громкая слава


Деяний достойных.»


Следующий день стал «дорогой на юг». Утренний дождь мы даже не заметили, настоящая жесть позади. Уже через 200 км распогодилось, дождь прекратился, температура поднялась, а солнце доминировало на небосклоне, лишь ненадолго скрываясь в облаках. Мы просто ехали и ехали, наслаждаясь дорогой и окружающей красотой, порой останавливаясь, чтобы поваляться на травке. После полудня пересекли финскую границу. И природа, как по волшебству, вновь преобразилась. Горы уступили место лесам с бесчисленным количеством озер. Если честно, то Финляндия достаточно скучная страна. Этим она напоминает мне Новую Зеландию, где кроме природных красот есть только две достопримечательности, а точнее национальных героя — Берт Монро и птичка Киви. Так и у финнов есть Санта Клаус и Мумми-тролль. Всё. К первому мы заехали на следующий день, переночевав в мотельчике у пожилой финки, говорившей только по-фински, но сразу понявшей, что нам надо. Резиденция Санты находится в городке Рованиеми на Полярном круге. Нас ждало разочарование — мы опоздали на два дня, старик свернул свою деятельность до следующего летнего сезона. Парадокс!


Дорога на юг шла вдоль реки Торнио, она же граница со Швецией. Пересекли мост, покурили, пересекли обратно и поехали дальше. «Не понимаю я этих приколов!» — ворчала Аня. Да, ей, 24-летней, сложно понять, что человеку, рожденному за железным занавесом под лозунгом «Граница на замке!», просто забавно заехать и выкурить сигаретку в другой стране. В юности я не мог о таком и мечтать. Как, впрочем, и просто о другой стране.


Выехали на берег Ботнического залива, повалялись на берегу, покидали камушки… Время растянулось. Спешить было уже некуда. На следующий день посетили город Тампере, по отзывам некоторых знакомых — самый красивый город в Финляндии. «И как?..» Да бросьте! В отличие от Скандинавского мира (шведы, норвежцы, датчане и исландцы), к которому финны активно примазываются, у Финляндии достаточно скудная история. Финны, карелы, саамы — это совсем другая народность и языковая группа. На протяжении веков они жили племенами в землянках, ловили рыбу и охотились. Во времена викингов их считали «народом темным» и «колдунами», а связи и браки, мягко говоря, не приветствовались. Позднее они были провинцией Швеции, потом России. Государством они стали лишь в 1917 году. Нет, не подумайте, я хорошо отношусь и к финнам, и к Финляндии, мне очень нравится ее природа. Но если вы хотите увидеть какие-либо достопримечательности, национальные особенности, архитектуру и т.п., то вам не сюда.


К вечеру в Хельсинки нас встречал старый знакомый Андрюха, уже давно и прочно пустивший тут корни. В финской столице мы провели пару дней, просто гуляя по городу и отдыхая. Домой не хотелось, особенно по дороге через Питер. Решили рвануть через Прибалтику, навестить старых приятелей. Паром «Хельсинки — Таллин» — всего 45 евро за двоих (плюс мотоцикл).


«Путь по суше безопасней,


Безопасней, но не легче,


Он извилистей и дальше.


Хорошо по морю в лодке,


В челноке приятно плавать,


По равнинам вод стремиться,


Ехать прямо по теченью:


Ветры лодочку качают,


Волны двигают кораблик…»


На пароме со страху Аня умудрилась напиться, как настоящая финка! («Пойду в дьюти-фри, духи посмотрю»). Вторую фляжечку «духов» под названием Vana Tallinn пришлось экспроприировать. Три часа ходу — и мы в столице Эстонии. Твердая почва и прогулка по старому городу привела Аню в чувства, и этот Таллин ей тоже очень понравился. А я никак не могу понять — почему не получается проникнуться к этому красивому городу? Уже третий раз и… не цепляет! Решили не оставаться, тем более что вечером в Риге нас ждет старый приятель Юра из клуба Iron Heart. В Риге заселились в недорогом (около 15 евро в сутки) и тихом мотельчике на окраине. Времени по визе еще неделя, денег еще с запасом. Оглядываясь на пройденное, ощутили, что мы уже почти дома. Отдыхаем! Два дня посвятили столице Латвии, гуляли, пили, ели, и снова гуляли. Ночью снились скалистые берега фьордов — нет, не отпускает Север! Два дня на одном месте — уже предел. Выезжаем в Даугавпилс, к Володе из клуба Road Knights. По дороге заехали в Сигулду, погуляли по замку. История Прибалтики была насыщенная, есть на что посмотреть.


Два дня, проведенные в Даугавпилсе, стали очень разными. Первый был посвящен встречам, общению и чревоугодию.


«Тут прибывших накормили,


Накормили, напоили,


Дали мясо им кусками,


Дали пряников красивых,


Дали ячного им пива.»


Второй день Аня вытребовала для шопинга. Адский ад! Тяжелее был разве что сам Нордкап. (Володь, надеюсь, ты нас еще пригласишь?..) Но, как говорится, «пора и честь знать». Вечером, уже в Москве, выпив за приезд, мы с Аней поняли, что впечатления от поездки у нас не только неоднозначные, но в чем-то совсем разные. Ее отношение можно подытожить так: «Я не жалею… Но лучше бы мы поехали в Прагу!» И дело тут не в поле. Отправляясь в подобные места, надо быть готовым. Не только физически и технически, но и духовно. Не удивляйтесь, что на границе мира людей вы встретитесь с силами, недоступными нашему пониманию или власти. Древние Боги не всегда милостивы к тем, кто нарушает их покой, а хтонические чудовища не всегда приобретают материальную форму. Мне не дано было увидеть Древо предела, но испить пару глотков из Источника судьбы, бьющего средь его корней, мне довелось.


«Благо сказавшему!


Благо узнавшим!


Кто вспомнит —


воспользуйся!


Благо внимавшим!»


P.S.: Мыш, прозванный Фьордом, оказался крысенком. Проехав всю дорогу у Ани за пазухой, он благополучно добрался до Москвы. Живет, жрет, жиреет. Поедет ли снова с нами? Спрошу его весной…












Маршрут Москва — Санкт-Петербург — Кемь — Мурманск — Мескельв (Норвегия) — мыс Нордкап (Норвегия) — Алта (Норвегия) — Оулу (Финляндия) — Тампере (Финляндия) — Хельсинки (Финляндия) — Таллин (Эстония) — Рига (Латвия) — Даугавпилс (Латвия) — Витебск (Беларусь) — Москва.
Пробег 6300 км за 15 дней.
Техника Мотоцикл BMW R1200RT 2010 г (предоставлен компанией «БМВ Русланд Трейдинг»).
Проживание У друзей — бесплатно, мотели — 70 евро (Норвегия), 60 евро (Финляндия).
Бюджет 50 000 руб.

 


023_moto_0311_092_map_no_copyright


Комментарии: 2

Михаил 01 Апреля 2014 в 09:13
"Уж сколько раз твердили миру..."
Мыс Нордкап - не самая северная точка Европы. Да и мыс этот искусственный: он был островом, подсыпали грунта, - милости просим, господа туристы! Наверное, непогода не позволила вам увидеть, что в стороне, на горизонте, виднеется узкая полоска земли, и она вдаётся в море на 1.5 км севернее. Только добраться до неё можно только пешком: громадные камни вдоль берега преграждают путь. Но в таком случае, гора приходит к Магомеду в виде "мыса" Нордкап. Платите денежки и наслаждайтесь!
Комментировать
Adil Shaymurat 17 Мая 2016 в 01:10
Я тоже считаю, что байкерам не нужны жены и девушки, разве что на время)) Хотя можно найти такую же женщину)
Комментировать

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика